Новости
14 июня 2018, 05:32

​Саммит, в который не верили

Впервые за 70 лет взаимной враждебности главы двух стран обсуждали с глазу на глаз, а затем в составе делегаций вопрос ядерного разоружения на Корейском полуострове в обмен на снятие санкций и предоставление гарантий безопасности Северной Корее. За встречей следили в Южной Корее и Японии, Китае и России, во всем мире и до последней минуты не верили, что это возможно.

Это событие в Сингапуре американская пресса сравнивает и с визитом в Китай президента Ричарда Никсона, его переговорами с председателем Мао в 1972 году, положившими начало мощным экономическим связям двух стран, и со встречей Рональда Рейгана и Михаила Горбачева в 1988-м в Рейкьявике, ознаменовавшей поворот от холодной войны к «новому мышлению» и «разрядке».

Сорван и восстановлен

10 мая американский президент впервые объявил об этой встрече. Переговоры о проведении «исторического саммита» США и КНДР велись с начала апреля, Северная Корея выполнила некоторые условия, в частности освободила из тюрьмы троих граждан США. А главное — на встрече глав Севера и Юга Кореи Ким Чен Ын объявил о готовности Пхеньяна пойти на ядерное разоружение и нормализацию отношений с Сеулом. Военный конфликт «двух Корей» в 1953 году закончился перемирием, а мирный договор так и не был подписан.

Но 24 мая Трамп отменил встречу с Ким Чен Ыном из-за «враждебных заявлений» со стороны Пхеньяна, хотя за несколько часов до этого власти КНДР в качестве «жеста доброй воли» в присутствии зарубежных корреспондентов ликвидировали свой полигон ядерных испытаний Пхунгери. Впрочем, Белый дом возмутило заявление замглавы МИД Северной Кореи Чхве Сон Хи (она приехала в Сингапур в составе делегации КНДР), назвавшей глупыми слова вице-президента США Майкла Пенса, допустившего реализацию «ливийского сценария» в отношениях между двумя странами. Встреча лидеров США и КНДР не состоится до тех пор, пока «северокорейский режим не изменит тон риторики», предупредили тогда в Белом доме. А это займет недели, если не месяцы, предсказывал глава американской дипломатии Майк Помпео.

Однако саммит совершенно неожиданно был «реанимирован» после визита в Белый дом 1 июня специального посланника Ким Чен Ына, бывшего главы разведки КНДР, а ныне вице-председателя Трудовой партии Кореи Ким Йон Чола, доставившего Трампу личное послание главы Северной Кореи. «Замечательное, очень теплое письмо», — объявил журналистам Трамп, а потом признался, что «он его даже не читал». Накануне визита президент сделал еще несколько эпатирующих дипломатов и прессу признаний: успех саммита будет зависеть от того, удастся ли им с Кимом-третьим установить позитивный личный контакт, а это произойдет в первые секунды встречи. Настроен ли серьезно лидер КНДР, Трампу также станет ясно уже в первые секунды. Президент США особо не готовился к переговорам, полагаясь на импровизацию и личный контакт со своим визави. Саммит может стать удачей, а может и не стать, философски заметил 45-й президент США.

Американский президент «заставил главу Северной Кореи униженно просить» о проведении саммита в Сингапуре, заявил адвокат Трампа Руди Джулиани. «Они грозили нам ядерной войной, в которой обещали победить, тогда мы отменили саммит. После этого Ким Чен Ын встал на колени и начал умолять о встрече. Это именно та позиция, в которой ему следует стоять», — цитирует юриста газета The Wall Street Journal.

Кто кому уступил в реальности? Мнения могут быть разные, однако здешние СМИ, не симпатизирующие Трампу, отмечают, что сам факт проведения саммита в гостинице «Капелла» на курортном острове Сентоса станет безусловным успехом для обоих лидеров. Сфотографировавшись с президентом США, Ким Чен Ын окончательно перестанет слыть «мировым изгоем». Встретившись с Кимом, Трамп достиг того, чего не смогли его предшественники: Клинтон, Буш-младший и Обама. Еще два месяца назад оба лидера «мерялись» бомбами.

Ядерное разоружение Северной Кореи в обмен на финансовую помощь и снятие санкций, а также начало вывода американских вооруженных сил с юга полу­острова — проблемы, которые невозможно решить в течение одного дня переговоров. Тем более что лидеры впервые увидели друг друга воочию. В данном случае — форма важнее содержания. Важно, что процесс «пошел».

Первая встреча

Саммит начался встречей лидеров с глазу на глаз (она длилась больше 40 минут), только в присутствии переводчиков. Затем к ним присоединились члены обеих делегаций, а потом состоялся рабочий завтрак в еще более расширенном составе. В состав американской делегации вошли госсекретарь Майк Помпео, глава аппарата сотрудников Белого дома Джон Келли, помощник президента по национальной безопасности Джон Болтон, а также специалисты по Азии, участвовавшие в подготовке саммита: посол США на Филиппинах Сум Ким и старший директор по проблемам азиатского региона в Совете национальной безопасности Мэтт Поттингер.

Американские журналисты, не располагая информацией о ходе переговоров, в первые часы саммита обсуждали «язык тел» — первое визуальное впечатление о контакте двух политиков. Их выводы: Трамп был вежлив и предельно аккуратен, несколько раз клал руку на плечо и спину Ким Чен Ына, подчеркивая близость и направляя собеседника вперед к залу переговоров, будто выступая в роли хозяина саммита. Во всяком случае, американская пресса отметила, что не было ни фамильярного «стряхивания пылинок с пиджака», что американский президент позволил себе на встрече в Белом доме с французским коллегой Макроном, ни цепкого сверхдолгого рукопожатия как с японским премьером Абэ.

На короткой протокольной съемке перед началом переговоров Трамп заявил журналистам: «Это честь для меня. У нас будут отличные отношения». Ким Чен Ын кивнул и объявил: «Мы приехали сюда после преодоления всех препятствий. Эта встреча — прелюдия к миру».

Мы будем сотрудничать, обещали лидеры двух стран перед началом встречи в рабочих группах. Скептики и реалисты немедленно напомнили: дьявол — в деталях. Как будет проходить процесс инспекционной проверки ядерного разоружения КНДР, как Вашингтон будет гарантировать безопасность Северной Кореи — на многочисленные вопросы пока ответов нет.

Любовь к баскетболу

В Сингапур приехал американский «посол доброй воли» (так он сам себя называет) экс-звезда НБА Деннис Родман (любовь к американскому профессиональному баскетболу лидера КНДР известна). Родман пять раз посещал Северную Корею и в прошлом году подарил министру спорта этой страны книгу Дональда Трампа «Искусство заключать сделки». Спортсмен, прославившийся эксцентричными поступками (в Сингапур Родман заявился в майке канадской компании-спонсора криптовалюты для легализованной марихуаны), назвал президента США «величайшим переговорщиком в истории». В интервью американскому телевидению после начала саммита Родман даже расплакался, пожаловавшись на то, что администрация Обамы не оценила его попыток мирного посредничества и осудила за поездки в Северную Корею и встречу с Ким Чен Ыном, усматривая в этом только нарушение режима санкций.

А у Трампа — свои отношения с НБА. В прошлом году президент отозвал приглашение в Белый дом для клуба Национальной баскетбольной ассоциации «Голден Стэйт Уорриорс», которое он отправил команде после победы в минувшем чемпионате. Причина — критика президента спортсменами. В отличие от Родмана многие действующие звезды НБА открыто поддерживали Хиллари Клинтон во время предвыборной гонки и выступали против Трампа в соцсетях.

Предварительные итоги

Как заявил один из чиновников Белого дома, конечной целью переговорного процесса должно стать вычеркивание словосочетания «ядерная угроза КНДР» из списка угроз национальной безопасности США.

После получения письма Ким Чен Ына 1 июня Трамп перестал говорить о «максимальном давлении» на северокорейский режим и угрожать «санкциями, которых еще мир не видывал». Новый стиль внешней политики США, привнесенный Трампом из бизнеса — вначале максимальное давление, потом небольшое отступление и торг, — пока не принес особых дивидендов, отмечают оппоненты президента. Участие Трампа в саммите «Большой семерки» закончилось тем, что встречу в Канаде называют «самой неудачной в истории». Глава Белого дома отказался подписывать итоговое коммюнике, а хозяина встречи — канадского премьера Джастина Трюдо — обвинил во лжи и назвал его высказывания «очень непорядочными». Из-за торгово-пошлинной войны переговоры по пересмотру НАФТА (режима свободной торговли с Канадой и Мексикой) находятся в ступоре, как и торговые переговоры с крупнейшим бизнес-партнером — Китаем, а обещанный Трампом мир между Израилем и палестинцами кажется таким же далеким, как и прежде. На саммите G-7 Трамп предложил вернуть Россию в клуб развитых стран (его поддержал только новый премьер Италии), но, как полагают американские СМИ, это был сознательный «вброс», чтобы коллеги по «Семерке» обсуждали Россию, а не таможенные барьеры на алюминий и сталь, введенные Белым домом для ближайших союзников.

Сторонники Трампа, наоборот, говорят, что так и надо себя вести на международной арене. Превыше всего — Америка, рабочие места и рост национальной экономики.

На фоне прочих трудностей переговоры с Ким Чен Ыном Белый дом предсказуемо объявил успешными и «прорывными», первым шагом на пути к миру на Корейском полуострове. Освещали сингапурский саммит свыше 2500 журналистов. Главами двух стран подписан совместный «всеобъемлющий» документ. Трамп сказал, что переговоры «прошли лучше, чем кто-либо мог ожидать», и процесс ядерного разоружения на Корейском полуострове может теперь начаться «очень быстро». «Мир увидит большие перемены, мы решили оставить прошлое позади», — в свою очередь добавил Ким Чен Ын.

В Сингапуре нередко проходят международные сборища разного калибра, но такого этот город на экваторе еще не видел: тысячи журналистов со всего света, кипящий пресс-центр в ангаре гонок «Формула-1», тщательно охраняемые кавалькады сверкающих лимузинов на перекрытых полицией улицах. Состоявшаяся там 12 июня встреча президента США Дональда Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына в любом случае стала историческим событием — впервые напрямую поговорили руководители двух стран, которые с середины прошлого века находятся в состоянии войны и еще в конце прошлого года открыто угрожали друг другу ядерными ударами.

Участники саммита разговаривали один на один, потом в расширенном составе, во время обеда, и в конце концов неожиданно подписали совместный документ. В нем были зафиксированы согласованные на переговорах обязательства сторон — Ким Чен Ын пообещал пойти на «полную денуклеаризацию Корейского полуострова», а Трамп в ответ согласился предоставить Пхеньяну гарантии безопасности и сохранения нынешнего диктаторского режима в Северной Корее. Конкретизировать договоренности, согласно подписанному лидерами совместному документу, поручено главе Госдепа Майку Помпео и некоему неназванному представителю КНДР такого же высокого ранга.

В Токио, честно говоря, были разочарованы: термин «полная денуклеаризация Корейского полуострова» звучит не просто туманно. Его, например, не раз произносили при отце нынешнего пхеньянского правителя, покойном Ким Чен Ире, но это вовсе не мешало КНДР поступательно развивать ракетно-ядерную программу. К тому же в нынешнем документе нет указания на ее предстоящую «полную ликвидацию в проверяемой и необратимой форме», на чем все последние дни настаивали представители администрации Трампа. Ничего не сказано и о конкретных сроках этой самой «денуклеаризации», хотя на это рассчитывали в США и Японии.

С другой стороны, Соединенные Штаты тоже не взяли на себя конкретные обязательства по обещанным Пхеньяну гарантиям безопасности. Короче говоря, исторический саммит на курортном острове Сентоса у южной оконечности континентальной части Сингапура уже в который раз всего лишь запустил процесс переговоров о ракетно-ядерной программе КНДР — правда, сейчас в небывалом ранее формате прямых переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном. Продолжить их обещают уже в ближайшее время.

Цели сторон вроде бы ясны: несмотря на туманность документа от 12 июня, США хотят полностью и окончательно лишить КНДР возможности угрожать Южной Корее, Японии и самим Соединенным Штатам ядерными ракетами и другими видами средств массового уничтожения. Речь идет, в частности, о прямом вывозе таких вооружений на американскую территорию. Для этого Пхеньян должен открыть свои объекты для инспекторов Международного агентства по атомной энергии и допустить на них американцев. Ликвидации, по этому плану, должны подлежать баллистические ракеты всех видов дальности, ядерные боеголовки и ядерные материалы — имеющиеся у КНДР свыше 50 кг оружейного плутония и несколько сотен килограммов высокообогащенного урана.

Как заявил на этой неделе советник президента Южной Кореи по международным отношениям и национальной безопасности Мун Чжон Ин, такую программу можно целиком завершить за два с половиной года. Ну, а окончательный демонтаж всех объектов ракетно-ядерной программы Севера, по его мнению, потребует примерно десяти лет. Другие эксперты, кстати, отводят на это вдвое больше времени.

Вашингтон, с другой стороны, упорно заявляет, что сохранит режим нынешних экономических санкций в отношении КНДР до полной ликвидации ее ракетно-ядерной программы. И до этого, мол, не будет оказывать Пхеньяну никакого экономического содействия.

Такой сценарий, естественно, не устраивает Северную Корею — она настаивает на медленном и поэтапном подходе к своим ракетно-ядерным возможностям и требует вознаграж­дения за каждую уступку. Например, в виде постепенной, но неуклонной отмены санкций, предоставления гуманитарной помощи, технологий, инвестиций.

Пхеньян рассчитывает и на замену нынешнего соглашения о перемирии, которое приостановило Корейскую войну 1950–1953 гг., на полномасштабный мирный договор с США. За этим, по его замыслу, должно последовать установление дипломатических отношений с Вашингтоном, обмен посольствами, подписание экономических соглашений. КНДР, по данным упомянутого выше советника президента Южной Кореи, рассчитывает и на согласие Вашингтона на прием Пхеньяна в Международный валютный фонд (МВФ) и Азиатский банк развития (АБР). Это предоставит администрации Ким Чен Ына доступ к стабильному льготному финансированию.

С другой стороны, как сказал советник президента Южной Кореи, в качестве гарантии безопасности КНДР будет добиваться подписания Соглашения о ненападении с США и о взаимном неприменении ядерного оружия. Такой документ в сочетании с мирным договором даст основание требовать сокращения или даже вывода американских войск из Южной Кореи — зачем они нужны, если мы договорились о мире и ненападении?

В Японии опасаются, что Трамп при определенном развитии событий может склониться к такому варианту — ведь он давно говорит о необходимости сокращения слишком дорогостоящего военного присутствия США за рубежом. Основания для тревоги есть — на пресс-конференции в Сингапуре 12 июня американский президент неожиданно объявил, что прекратит проведение регулярных военных учений с вооруженными силами Южной Кореи. Это, мол, очень затратно и слишком нервирует партнера. Заявление Трампа вызвало смятение среди американских военных. Представитель контингента США в Южной Корее заявил, что ему ничего не известно о таком решении Белого дома, а совместные учения пока будут проходить по плану. В любом случае заявление о прекращении учений расценивается как большая победа Пхеньяна, который давно на этом настаивает.

Пессимисты в Токио предупреждают также, что полной ликвидации ракетно-ядерного потенциала КНДР не может быть в принципе. Как считает видный военный эксперт, генерал японских ВВС в отставке Кунио Орита, американцы, например, толком не знают даже, сколько Пхеньян имеет ядерных боеголовок. Разведывательное управление министерства обороны США утверждает, что у КНДР может быть до 60 таких зарядов, другие американские структуры и аналитические центры говорят о двадцати. При подобной неразберихе, предупреждает генерал, Пхеньяну ничего не стоит даже при продвижении процесса разоружения потихоньку заначить на всякий случай десяток ядерных боеголовок. Впрочем, об этом говорить еще рано, а итоги саммита в Сингапуре в целом расцениваются как победа Ким Чен Ына — он кое-что уже получил, а взамен пока особо ничего не представил.

Трамп, правда, сообщил, что товарищ Ким уведомил его о ликвидации нескольких площадок для отработки ракетных двигателей. Однако, как пробурчал комментатор японского общественного телевидения Эн-эйч-кей, эти объекты в КНДР и так собирались закрыть, поскольку необходимость в них после проведенных испытаний отпала.

№ 445 / Александр ПАНОВ, Василий ГОЛОВНИН / 14 июня 2018









Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg